Таривердиев-сан, или Японские струны русской души (Кострома)

14.04.2011

К счастью, Хидэки Исигаки и Хидэки Оноуэ с настоящей Россией познакомились несколько раньше, когда продюсер дуэта, Юкио Китагами, и супруга Микаэла Таривердиева Вера Гориславовна решили создать совместный проект. «Для японцев сякухати и сямисэн ближе, чем балалайка для русских, - рассказывает предысторию знакомства российский продюсер, а по совместительству и переводчик «Хидэ-Хидэ» Татьяна Наумова. – А для нас, россиян, нет ничего роднее музыки Таривердиева. Получился своеобразный обмен самым дорогим: мы открыли для русского слушателя японские народные инструменты, «Хидэ-Хидэ» - Таривердиева для своих соотечественников». Таривердиев, и даже в Японии, без фортепьяно Таривердиевым быть не может – так появился рядом с двумя Хидэки пианист и композитор-аранжировщик Сюхэй Камимура. За полчаса до костромского концерта Камимура-сан поделился своими размышлениями о «планетарности» Таривердиева и «русскости» Рахманинова.  
- Камимура-сан, для вас, тридцатилетних жителей Японии, Микаэл Таривердиев не был ни соотечественником, ни современником. Что близкое для себя вы находите в его музыке?
- Музыка Таривердиева очень многогранна, богата оттенками и нюансами. Нам, японцам, особенно понятна и близка изысканность и утончённость её. А красота мелодии! Это же такая широта, безбрежность, бесконечность, которая завораживает, обладает почти магической силой воздействия.
- Таривердиев был гением планетарного масштаба?
- Безусловно, душа его музыки – общемировая! И самое удивительное в том, что, будучи по происхождению армянином, Таривердиев сумел впитать в себя лучшее, что есть в русской культуре.
- Думаю, для вас не секрет, что на музыку Микаэла Леоновича, аранжировки которой вы создавали, положены стихи. Работая над мелодиями, вы обращались к текстам песен?
- Поэт своими строками, так или иначе, настраивает сочинителя музыки на определённый эмоциональный лад. Мы же хотели воспринимать мелодии Таривердиева, руководствуясь исключительно собственным восприятием, поэтому к словам песен обращались крайне редко.
- Но всё-таки обращались.
- В большинстве случаев мы исполняем только аранжированную музыку, лишённую текстового сопровождения. И лишь одна песня, «обработанная» нами, осталась собственно песней – «Ты не печалься». Интересно, что японская поэтесса, знавшая содержание оригинального русского текста, после прослушивания музыки Таривердиева при переводе кардинально изменила смысл всей песни. Даже название стало другим – «Когда ты станешь сильнее». На нашем языке это история о том, что любое жизненное испытание делает женщину очень сильной.

Источник: газета «Северная правда» (Кострома) от 14.04.2011

« назад